Меню
Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
Страница 1 из 11
Форум » Клады и кладоискатели » Кладоискательство » КЛАДОИСКАТЕЛЬСТВО В РОССИИ
КЛАДОИСКАТЕЛЬСТВО В РОССИИ
Shtusha
Уже как свой
Группа: Администраторы
Сообщений: 231
Награды: 10
Репутация: 3
Статус: Offline
 
Возможно, К Т О - Т О думает, что для того, чтобы найти клад, непременно следует отправиться за многие тысячи миль, к заброшенным островам или на пустынное побережье. Это не так. В каждой стране есть, оказывается, потерянные или забытые сокровища, достоверность сведений о которых иногда даже подтверждается документами.
Немало спрятанных, а часто и потерянных, сокровищ находится и на территории России. Каждое нашествие, восстание или война оставляли
под землей память о себе в виде кладов.
Обычай прятать ценности — различные украшения, монеты, сосуды из драгоценных металлов и другие предметы, — зарывая их в землю, замуровывая в стены зданий, укрывая в печах жилищ и т. п., был распространен повсеместно с глубокой древности. Перед тем, как спрятать свои богатства, владельцы укладывали их в глиняные или металлические «денежные» сосуды — кубышки (если говорилось; «деньги в кубышке», — значит, подразумевалось, что спрятаны надежно), завертывали в ткани или обвертывали берестой. Чаще всего такие клады обнаруживаются случайно при земляных и строительных работах, а также во время археологических раскопок.
Однако до нас дошла лишь незначительная часть сокровищ, зарытых в далекие времена, некоторые из которых были, безусловно, найдены
уже в древности, а остальные ждут своего часа.
Интерес к кладам всегда был очень велик. О них слагались поэтические легенды и предания.
Любители русской старины и искусства издавна коллекционировали клады драгоценных памятников тончайшего ювелирного искусства, а ученые с интересом следили за появлением на свет каждого нового клада.
Есть специалисты, всю жизнь посвящающие кладам. Не поискам их, конечно, а изучению. Клады сберегают в музеях, тщательно исследуют,
имена нашедших клад помещаются в издаваемых каталогах. О кладах пишут книги и монографии — они важные исторические памятники, беспристрастно отражающие состав и закономерности денежного обращения, международные и внутренние экономические, политические и культурные связи. И не раз бывало, когда в тех или иных спорных вопросах исторической науки решающий довод принадлежал кладу. Не случайно в музейных собраниях вещи из кладов не рассредоточи ваются, а сохраняются как единый, неделимый комплекс.
Специальные поиски клада — дело безнадежное. И все-таки открытия нередки, хотя им всегда сопутствует случай.
Найденные клады — это безмолвное повествование о том времени, когда они были сделаны.
Эти истории чаще драматичны. Укрытые в момент тревог и опасностей, в надежде пережить трудное время, клады уже не попадали к владельцам.
И причины всегда одни и те же: укрывшие их люди либо покидали родные места, либо погибали.

Собака не роскошь, а средство передвижения!!!
Shtusha
Уже как свой
Группа: Администраторы
Сообщений: 231
Награды: 10
Репутация: 3
Статус: Offline
 
НАРОДНЫЕ ЛЕГЕНДЫ И ПРЕДАНИЯ

Романтическим» легендами и преданиями овеяны поиски кладов — сокровищ веков, укрытых в земле. История кладов стара как мир, часто полна трагизма и всегда окружена таинственностью.
Немало старинных поверий о кладах собрали этнографы и фольклористы. Характерен рассказ крестьянина из глухой деревеньки о разбойничьем кладе, записанный в XIX веке ученым-нумизматом И. П. Сахаровым: «...зарыт тот клад в змеиной пещере в трех котлах: в одном золото, в другом серебро, в третьем каменья самоцветные блестят весенним днем. Заперт клад 12-ю железными дверями, ключи брошены в океан-море. По стенам пещеры развешаны разбойничьи топоры да бердыши — сами секут, сами рубят. Сторожат клад злые бесы — не пропускают ни конного, ни пешего. Заросла пещера (с кладом) зеленой муравой, полем чистым. Много было охотников на богатство
— много было голов положено за этот клад, а до заветной головы все еще не досчитались.
Достал один мужик серебряные рубли — и что же вышло? Жил богато, да недолго: рубли обратились в черепки, семья вся извелась, и старик
наложил на себя руки...» Конец этой сказочной легенды обычен: «Не дался клад».
А вот одно интересное сообщение о кладе, найденном рассказчиком еще в детстве.
«Произошло это в 1910 году у села Песчанокопского, в сентябре по старому стилю. Во время пахоты на равнине близ небольшого кургана зацепилоплугом камень и погнуло лемех. Зажмурился хозяин этого загона Василь Тимофеевич Мелехов.
Мы с отцом неподалеку пахали, видим, сидит Мелехов, пошли смотреть, что случилось. Показал он нам камень. К этому времени подошли еще
Харьков Федор, тоже сосед наш, и брат мой старший Алексей. Они говорят — давайте здесь копать, здесь клад должен быть, потому что в степи у нас таких камней нигде не найдешь. А на следующий день как раз праздник выходил и не пахали.
Стали мы копать в том месте напеременку и не ошиблись. За вечер три каменных статуи выкопали — одну мужскую и две женские. Наутро
снова туда, выкопали яму метра в три глубины и вширь тоже. Вдруг увидели на дне ямы кувшин, вверх дном опрокинутый. Как кинулись все втроем, взяли кувшин, один другому не даем. Иу, стали тот горшок трясти, а из него сначала земля посыпалась, а потом вывалились камушки, с десяток штук, наверное. Мужики говорят — это клад заколдованный. Запрягли лошадей и повезли домой, и все думали, что с кладом делать. Поехали прямо к кузнецу. Тот горн растопил, один камушек положили и полдня напеременки мех дули, и ничего не получилось, не могли растопить. И кувалдой били, ничто не берет эти камушки. Кузнец испугался: — Тут, — говорит, — дело неладное, здесь сила нечистая, клад, видно, с зароком спрятан...
Но мы не отступились, решили понести к попу, он, может, молебен отслужит, и будут из камушков деньги. Поп те камушки забрал с горшком вместе, мол, отслужу молебен. Тогда же те камушки взвесили, и вес оказался 12 фунтов без горшка. А с виду однообразные и маленькие. Ну,
время идет, пошли снова к попу спросить, что с камушками получилось. Поп говорит, что узнал об этом песчанокопский урядник, забрал их и послал якобы в Ростов. На этом наши похождения с кладом и кончились. А каменных бабок каждый себе вкопали во дворах — одна у Мелехова, вторая у Харькова, третья у нас, у Шеховцовых. Та, что у нас была закопана, и в настоящее время цела, стоит под домом. Когда тот клад копали, мне было 14 лет, но помню все, будто вчера было...»
Даже в пересказе давно пережитого уже ощущается схема прихотливого и изящного узора будущей легенды или сказки. Такова уж специфика
этого вида фольклора: в нем тайна — основное зерно, и в народном творчестве прорастает оно прекрасным вымыслом...

Собака не роскошь, а средство передвижения!!!
Shtusha
Уже как свой
Группа: Администраторы
Сообщений: 231
Награды: 10
Репутация: 3
Статус: Offline
 
«ЗАГОВОРЕННЫЕ» КЛАДЫ

В седую древность уходят своими истоками рассказы о заколдованных,, «заговоренных» кладах.
По давним народным поверьям, родимое пепелище, заветный дуб, угол избы избирались для тайника «родовых», нажитых добром, или «заклятых», нажитых злом, кладов.
Нередко, для того чтобы никто, кроме владельца, не мог открыть клад, его зарывали поверх отрубленной человеческой головы, иногда нескольких.
Обычно разбойники именно так и прятали свои сокровиша. Считалось, что призрак убитого будет охранять зарытое. Чтобы отвести заговор,
кладоискатель должен был убить столько человек, сколько было голов под кладом.
Были, по русским преданиям, и клады, зарытые вообще «на вечные времена», клады проклятые, которые губили всякого, кто пытался открыть
их. Словом, поиск кладов на Руси считался делом опасным.
Бывало, рассказывали старики, докопаются искатели до клада — как откуда ни возьмись поднималась буря, с вихрем и свистом, либо появлялась тройка и мчалась прямо на копателей. Иногда будто и вынимали клад, но вскоре в руках вместо денег оказывались уголья или пожухлые листья.
Иногда, правда, клад сам дает о себе знать. В народе, издавна считалось, что светят огни над кладами ночью то тут, то там. В одном из древнейших русских сказаний — «Чтении о Борисе и Глебе », составленном в XI веке, находим: «Аще бо или сребро или злато скровено будет под землею, то мнози видять огонь горящь на том месте, то и то же дьяволу показующю сребро — любых ради».
В основе этой легендарной приметы лежало, вполне возможно, непонятное тогда явление блуждающих болотных огоньков — метана, этилена,
а в некоторых случаях поводом могли быть фосфоресцирующие гнилые пни. Искателю «светящегося » клада надобно было прежде разрушить
заклятие, уничтожить «чарование». Для этого непременно требовалось найти разрыв-траву, затвердить сказанный знахарем заговор, отыскать
«крепь записную», сорвать цветок папоротника, распускающийся раз в году — в ночь под Ивана Купалу. (Среди других «верных» средств назывались также плакун-трава, спрын-трава, трава Петров-крест.) «Крепь записная», считалось, расскажет как по писаному, где спрятан клад: на пепелище ли, в дубраве? Цвет папоротника стоит только бросить вверх — и полетит он в небеса, упадет горящей звездочкою над самым кладом.
Заговоры уничтожают «чарование». Разрыв-трава сотворит чудеса: приложи к железным дверям — ни замка, ни двери не будет, все разорвет на мелкие кусочки.
Была на Руси и особая «рекомендательная» литература по раскрытию «заговоренных» кладов.
Вот несколько рекомендаций из одной такой книги: «Как деньги показываются, иди на огонь. Если погаснет — не тебе суждены, если нет — твой клад. Как найдешь деньги, не бери все, так не годится, оставь сколько-нибудь заплатить за место и не бойся ничего; а если заберешь все, не обойдется без напасти...»
Имелись и специалисты, посвятившие себя этому делу. Их называли бугровщиками. И каким бы рискованным ни являлось это занятие, никогда
не было недостатка в желающих отдаться ему, тем более что в народе всегда ходили разного рода слухи о спрятанных под землей сокровищах.
Для бугровщиков кладоискательство было повседневностью, своеобразной профессией, в которой нет ни особых, передаваемых из поколения в поколение навыков и секретов, ни своих тайн мастерства.
Да и какие навыки в этом темном промысле, в котором даже на помощь молитвы уповать нельзя, потому что дело это в ведении колдунов, зловещих обрядов, заклинаний...

Собака не роскошь, а средство передвижения!!!
Shtusha
Уже как свой
Группа: Администраторы
Сообщений: 231
Награды: 10
Репутация: 3
Статус: Offline
 
РАЗБОЙНИЧЬИ КЛАДЫ

Много воспоминаний (или легенд) народная память хранит о разбойничьих кладах, которые всегда связывались с «ужасными заклятьями», что,
впрочем, никогда не останавливало кладоискателей.
Еще в прошлом веке в городе Лебедяни жива была память о разбойнике Тяпке, что обитал в тех краях пять веков назад. Золото и сокровища,
попадавшие в его руки, он прятал в одному ему известном месте. Когда же товарищи его по разбойному ремеслу стали требовать, чтобы атаман
им это место открыл, Тяпка предпочел погибнуть от их рук, места же не назвал.
В тридцати верстах от Лебедяни, на берегу Дона, была найдена подземная галерея в пять этажей, неведомо кем и когда сооруженная. Местные жители связывали ее с именем разбойника Тяпки.
— И клад его тоже где-то там, — говорили старики.
— А то как же?
Вот ведь как! Забыты имена воевод, губернаторов и прочих начальников, что властвовали здесь, казнили и миловали, а разбойников, получается, помнит народ! Почему бы так? Может, и правда причиной тому сокровища, которые оставили или якобы оставили они в тех местах.
Разве помнил бы кто сегодня разбойника Улана, если бы не было Уланова оврага на пути из села Скатовка в село Полчаниновка в Саратовской области? Называется же так овраг потому, что где-то там будто бы зарыл разбойник Улан несколько бочонков золота.
Да и другого разбойника, Ивана Климова, тоже не помнил бы никто, если бы не оставил он память о себе кладом, спрятанным будто на левой
стороне реки Ветлуги, против села Вознесенского, в Сивковом бору. Там, в урочище под землей, соорудил он «подвал, окладен кирпичом». И пока не придет час, никто подвала того и что спрятано в нем найти не сможет.
Одним из самых знаменитых разбойников на Руси был Кудеяр. И почти все рассказы и предания о нем упоминают о кладах, спрятанных им.
Еще в прошлом веке крестьяне Воронежской губернии рассказывали, что в Усманском лесу, в городище Чистое озеро, оставил Кудеяр погреба, а в них — бочонки с золотом. Так передавали им старики, а те слышали это от своих дедов.
За селом Лох в Саратовской области над речкой есть гора, на склоне ее — вход в пещеру, где скрывался якобы Кудеяр. Раньше, говорили местные жители, в нее можно было въехать на тройке.
Но из года в год дожди намывали песок на дно пещеры. Оно поднималось все выше к сводчатому каменному потолку. Просвет, который остался сейчас, едва достаточен, чтобы забраться в пещеру ползком и увидеть несколько таких же узких ходов, ответвляющихся в разные стороны. Чем дальше ползешь, тем ниже свод, пока каменный потолок не прижмет к песчаному основанию настолько, что начинаешь физически ощущать многотонность нависших над тобой и словно готовых опуститься еще ниже каменных глыб. И тогда просыпается слепой страх. На какие-то секунды начинает казаться, что тебя уже заклинило, зажало между спрессованным песком и каменным сводом и уже не развернуться, не выползти наружу.
Несколько лет назад добровольцы из Саратова хотели было расчистить вход в пещеру, чтобы обследовать ее, но местное начальство запретило делать это и даже поставило охрану. Опасения понятны: известны случаи, когда, спустившись под землю, любители и туристы теряли направление, не могли выбраться и не всех потом удавалось спасти.
Немного больше повезло другой пещере, которую предание тоже связывает с кладами, якобы спрятанными в ней. Находится она в Сенькином
овраге, у речки Увековки. В 60-х годах XIX века здесь побывал Вс. Крестовский, автор романа «Петербургские трущобы». Он прошел всю пещеру насквозь и рассказывал, что видел там проходы и своды, выложенные «квадратным татарским кирпичом». Позднее находили в ней золотоордын- ские монеты. Но уже в конце прошлого века вход в пещеру оказался засыпан землей, так что оставалось «только отверстие у дерева в виде норы».

Собака не роскошь, а средство передвижения!!!
Shtusha
Уже как свой
Группа: Администраторы
Сообщений: 231
Награды: 10
Репутация: 3
Статус: Offline
 
ЛЕГЕНДЫ О КЛАДАХ СТЕПАНА РАЗИНА И ЕМЕЛЬЯНА ПУГАЧЕВА

Рассказы о «заклятых» кладах нередко связывались не только с разбойниками, но и с историческими личностями — народными героями и руководителями восстаний.
Устные предания и письменные источники упоминают о многочисленных кладах Степана Разина, оставленных им будто бы в разных местах.
Архивы сохранили «расспросные речи», показания Фрола Разина, брата знаменитого вождя крестьянской войны. Не выдержав пыток, Фрол рассказал:
«...как он-де, Стенька, хотел идти вверх к Царицыну, а в дому у него никого нет. И он-де все свои письма, что были ему присыланы, откуда ни
есть, и всякие, что у него были, собрав и поклав в кувшин денежной и засмоля, закопал в землю на острове по реке Дону, на урочище, на прорве под вербою. Л та верба крива посередке, а около ее густые вербы». Вот так: и координаты кубышки разинской точные, и сокровища — архив крестьянской войны — всем кладам клад, но вот прошли столетия, а «кувшин денежной» не найден.
Существуют легенды и о кладах Емельяна Пугачева:
например, о лодке с серебром, якобы зарытой Пугачевым на берегу реки Мокша (в Пензенской области). Рассказывали также, что много
золота и серебра оставил Пугачев некоей девушке Марине, что полюбилась ему. Но все знали, как досталось ему золото: на нем была кровь. И вот, чтобы не брать греха на душу, Марина будто бы спрятала все это на большом кургане между двумя оврагами. Это «Маришкин клад», как называют его жители тех мест.

Собака не роскошь, а средство передвижения!!!
Shtusha
Уже как свой
Группа: Администраторы
Сообщений: 231
Награды: 10
Репутация: 3
Статус: Offline
 
«СЫСКНЫЕ ДЕЛА» О КЛАДАХ

В глубокой древности началось на Руси кладоискательство, несмотря на опасность поисков, исходившую не столько от «нечистой силы*, сколько от реальных властителей. Клады искали уже во времена первых летописей. Правда, само слово «клад» (от «класть») не было еще известно на Руси, оно появилось в XVII веке. Сокрытые ценности назывались тогда «поклажа» или «скровище» (сокровище). Уже в конце XI века автор одного из сочинений предупреждал: «...не скрывайте себе сокровищь на земли, идеже тля тлить и татье подкопывають». Таким удачливым «татем» — подкопщиком стал киевский инок Федор. В «Печерском патерике» — сборнике историй монахов-отшельников — повествуется, что в Варяжской пещере раскопал Федор огромный клад «латинских сосудов, где было злата и сребра бесчисленно множество». Однако проведал об этом сокровище князь Мстислав Святополкович, повелел «мучить ого крепко» — пытать дымом, чтобы показал тот, где скрыт клад, и в конце концов замучил монаха до смерти.
В другом рассказе о кладе сообщается, что бес, дабы насолить благочестивому старцу Авраамию Ростовскому, принял облик воина и, придя к Великому князю Владимирскому, наговорил ему, будто старец Авраамий «налезе в земли сосуд медян, в нем же множество сосудов златых и поясов златых, и чепем не мощно цены уставити» и будто на это сокровище, достойное лишь князя, Авраамий и монастырь свой создал. Естественно, князь поверил бесовской выдумке, послал воина в Ростов. Подвижника схватили и привели к князю.
Увы, монах оказался настолько беден, что у него была одна лишь власяница, да и та изрядно потрепанная.
Отца Лвраамия отпустили с миром...
Особенно распространилось кладоискательство в XVII—XVIII веках. Об этом свидетельствуют многочисленные сыскные дела о кладах, сохранившиеся в Центральном государственном архиве древних актов в Москве.
«Сыски» о кладах входили в круг обязанностей воевод на местах. Воевода, прослышав о кладе, тотчас давал «сыск и розыск», а в особо важных случаях обращался в Москву с просьбой прислать «государевых людей, с кем тое казну вынять на Великого Государя». Тогда правительство назначало для поисков подьячего, стрельцов и других работников. «Сыск» велся весьма энергично: допрашивали кладоискателей и их родственников, скупщиков вещей, различных свидетелей, причем допрашивали по нескольку раз, приводили «сыскных людей» к «пытке и огню». Сыщики «обыскивали дворы», производили досмотр места, вели дальнейшие раскопки и, случалось, добывали клады. Состояли они чаще всего из небольшого количества серебряных монет «нерусского дела, неведомо каких», которые признавались обычно «татарскими деньгами».
Вот одно такое «сыскное дело о денежном кладе, найденном в Можайске в 1702 году. Воевода можайский Петр Савелов доносил царю, что в июне в 9-й день пришел в приказную избу «можаитин» (житель Можайска) посадский человек Герасим Васильев и известил, что близ торга и двора посадского человека Василия Лукьянова «многие люди рыли землю и ищут денег». Воевода Савелов тотчас прибыл на место, и при нем служилые люди подняли денег 16 алтын, а «те деньги старинны », тогда и «отписал» воевода в Москву и поставил караул до государева указа, как дальше быть. Указ последовал вскоре: «...то место разрыть и вынять земли, сколько пристойно, и тех денег и иной поклажи искать и, что будет, вынять и описать именно, а тое поклажу и описную роспись прислать. А буде денег и никакой поклажи не явится, о том потому же писать, и сколько земли вынят будет в глубину и вдоль и поперек и какими людьми». В конце июня — июле того года воевода Савелов «со товарищи» и посадскими людьми произвел дальнейшие поиски и сообщил, что «и на том месте нашли старинных денег и денежек 12 алтын, да в том же месте из земли вынули малый избный жернов. А земли вынули в глубину на 2 аршина, поперек на 4 стороны по 7 аршин и больше — до матерой земли, и окроме тех 12 алтын ничего не сыскали». «Отписано» это было в Москву, в Разрядный приказ, где ведал служилыми людьми боярин Тихон Стрешнев, а там дело положили в сундук, вряд ли предполагая, что через века им заинтересуются историки.
Любопытна история авантюриста-кладоискателя Леонтия Ануфриева, хотя и относящаяся ко времени значительно более позднему — 1843 году, но также связанная с древними сказочными поверьями.
По делу Ануфриева, крепостного Шереметевых, велось по распоряжению министра внутренних дел специальное следствие. Леонтий не был
чужд некоторых научных интересов и выдавал действие известного «гремучего серебра» (argentum oxdatum fulminaus) за чудесное действие над железом разрыв-травы. Чтобы подбить крестьян на поиски кладов, Ануфриев произвел в кузнице опыт. В пузырек с «гремучим серебром» он положил для видимости какую-то траву. Испытание вполне удалось: полоса железа толщиной в четверть аршина (около 17 см), положенная на наковальню, от одного прикосновения с «чудесной травой » разлетелась с треском на четыре части. При этом Ануфриев, производивший опыт своими руками, уверял зрителей, что без особой сноровки и умения все же ничего не получится, даже если и найдешь разрыв-траву. Эффектный эксперимент привлек внимание властей, и до кладоискания дело уже не дошло.

Собака не роскошь, а средство передвижения!!!
Shtusha
Уже как свой
Группа: Администраторы
Сообщений: 231
Награды: 10
Репутация: 3
Статус: Offline
 
КЛАДОИСКАТЕЛИ-САМОДЕРЖЦЫ

В средневековой Руси кладоискательство было столь распространенным явлением, что ему предавались даже многие самодержцы и царские воеводы.
Сам царь Иван Грозный отдавал должное этой страсти, и его вера в клады порой давала ощутимые результаты. Летописец XVI века, писал
русский историк Н. Аристов, отметил весьма интересное предание, как Иван Грозный заполучил клад в Новгороде, в Софийской церкви. Вот
слова летописца: «Как приехал Великий князь Иван Васильевич с Москвы в Новгород, и неведомо как уведа казну древнюю, сокровенну в стене создателем св. Софеи, князем Владимиром Великим (внуком св. Владимира), и неведомо бысть о сем никем, ниже слухом, ниже писанием. И тогда приехав нощию и начат пытати про казну ключаря Софейского и пономаря, и много мучив я, не допытався, понеже не ведаху. И прииде сам В. князь на восход, где восхождаху на церковные полати, и на самом всходе, на правой стороне, повелел стену ломати, — и просыпася велие сокровище, древние слитки и в гривну, и в полтину, и в рубль, и, насыпав возы, посла к Москве». Аристов пишет об этом случае, что в середине XVI века еще было свежо предание о найденном в 1524 году кладе при «поновлении Пятницкой церкви в Новгороде», а потому немудрено, что составилось сказание о поисках Грозным клада и в церкви Софии.
Летописец, в частности, говорит, что когда стали поновлять церковь св. Пятницы «и начаша голбцы разрушати и помост возрывати, — и ту обретоша сокровища сребра древних рублев Новгородских литых 170, а полтин 44 и наместники повелеша вложити их в сосуд и запечаташа».
Видимо, в какой-то степени с новгородскими сокровищами связано и известное «сыскное дело» о новгородском архиепископе Леониде (1575 год), обвиненном грозным царем в том, что он изменил ему и посылал польскому и шведскому королю деньги и другие сокровища. В опричных архивах сообщается, что государь объявил «отца церкви» еретиком — тот будто бы занимался с помощью ведьм, живущих в Новгороде, даже каким-то колдовством («в Новгороде 15 жен, а сказывают ведуньи, волховы»). Эту же деталь сообщает и англичанин Д. Горсей, бывший в то время в Московии.
По его словам, во время суда над архиепископом были сожжены все его ведьмы. По словам псковского летописца, записавшего слухи, ходившие в народе, будто царь опалился на Леонида «и взя к Москве и сан на нем оборвал и медведно ошив (т. е. зашив в шкуру медведя, — один из способов казни на Руси того времени), собаками затравил...»
В «Чтениях в историческом Обществе Нестора Летописца» в конце прошлого века историком Н. Оглоблиным были опубликованы несколько
«сыскных дел» о кладах в XVII веке на Руси: дела от 1626, 1645, 1673 годов. Судя по характеру следствия, о личном интересе к древним кладам самого царя, в русском обществе того времени, как писал Оглоблин, «мы наблюдаем первые зародыши » сознательного отношения к памятникам старины, уже проглядывает смутное стремление понять смысл найденных древностей, «зарождается археологическое любопытство», которое особенно усилилось в эпоху Петра I.
Однако еще и при Петре I, «несмотря на весь кажущийся приплыв новых идей и взглядов», по мнению Аристова, вера в клады держалась даже у людей высокопоставленных. Так, например, сестра самого царя, царевна Катерина Алексеевна, пишет историк, и та страстно предавалась исканию кладов. Она будто бы вела переговоры с каким то костромским попом, который похвалился, что узнает места кладов по «планетным тетрадям », т. е. с помощью астрологии. Более того, она посылала своих приближенных женщин в полночь рыть могилы на кладбище и нанимала подводы съездить за 230 верст от Москвы, чтобы достать клад на дворе у крестьянина. Все ее попытки тем не менее остались безуспешными. Лица, указывающие царевне на места зарытых кладов, как сообщал историк Соловьев в «Истории России с древнейших времен», по розыску Петра I оказывались обманщиками и шарлатанами.
Сам же царь относился с величайшим вниманием к различным сообщениям о кладах и находках старинных вещей. Он даже издал указ о сборе
и покупке у населения предметов старины, о препровождении их в Петербург, в столичную Кунсткамеру. Старинные предметы, оружие, этнографические коллекции и прочие «раритеты» как раз и послужили основой фондов при создании знаменитой петровской Кунсткамеры, первого музея России.

Собака не роскошь, а средство передвижения!!!
Shtusha
Уже как свой
Группа: Администраторы
Сообщений: 231
Награды: 10
Репутация: 3
Статус: Offline
 
КЛАД В КИЕВО-ПЕЧЕРСКОЙ ЛАВРЕ

В 1706 году, когда страна вела войну со Швецией, Петр I, зная о том, сколь богата Киево-Печерская лавра, приехал туда, чтобы заставить монахов раскошелиться на нужды войска. Но не тут то было: по поручению духовного начальства четыре монаха быстро и умело спрятали огромные богатства, да так, что Петру, как ни старались его помощники, пришлось довольствоваться малым.
Монахи же, давшие клятву, что не раскроют никому тайну церковного клада, до конца своих дней держали язык за зубами. Быть может, все они внезапно умерли во время чумы, свирепствовавшей в Киеве в середине XVIII века, и унесли с собой в могилы свою тайну. Этим, вероятно, и объясняется, что почти два столетия спрятанный ими клад оставался «невостребованным».
Обнаружили его лишь в 1898 году, и помог тому случай. Шел ремонт одной из церквей Киево-Печерской лавры. Нужно было снять на хорах
ветхий деревянный пол и заменить его новым.
Строители оторвали доски и начали разбивать ломом под ними щебень. Удар, еще удар, еще...
Прочный монолит не желал сдавать без боя свои позиции. Вдруг после очередного удара по нему возле самой стены лом погрузился словно в масло.
В чем дело? Пришлось позвать прораба, и тот, осмотрев место «происшествия», велел осторожно разобрать остатки щебня. Когда рабочие сняли последние его куски, их взорам открылась небольшая ниша, прикрытая железной плитой. Под ней они увидели четыре металлических сосуда и деревянную кадушку с золотыми и серебряными монетами, в том числе очень редкими и ценными.
После того как клад был извлечен и взвешен, оказалось, что в нише ждали своего часа больше полутора пудов золота и семнадцать пудов серебра.
Там же лежали почти истлевшие бумаги, которые и объяснили происхождение неожиданной находки.

Собака не роскошь, а средство передвижения!!!
Shtusha
Уже как свой
Группа: Администраторы
Сообщений: 231
Награды: 10
Репутация: 3
Статус: Offline
 
КУРГАНЫ

Местонахождение кладов и сокровищ часто отождествляется с курганами. Память ли это о золотых находках, иногда выкапываемых бугров-
щиками? Скорее всего это поражающий воображение облик кургана в степи. Мощь, скрытая в нем, и сегодня заставляет предполагать космическую символику: ведь до сих пор подлинный масштаб этих сооружений, устройство, образы мироздания, воплотившиеся в облике их, загадочны и, возможно, не будут доступны во всей полноте и будущим археологам.
Тысячи курганов юга страны, будто покинутые командой корабли в необозримом океане степи, овеянные легендами, будоражили чувства, заставляли авантюристов поверить в возможность скорого обогащения, романтиков — рискнуть поверить в реальность чуда.
«Толковали по хутору, что в Крестовском кургане искали клад, — рассказывал старик из поселка под Таганрогом, — искали пришлые, дорывались до чьих-то костей и кольца серебряного, но те не дались в руки, в землю ушли. Передохнув, снова ту гору начали рыть, да не достали, ушли те кости и кольцо в землю на такую глубину, что и счесть нельзя... Давно это было...»
Не всем бугровщикам не везло, и много находок безвозвратно погублено для истории культуры. В разное время предпринимались попытки, обычно робкие, нерешительные, обуздать стихию кладоискательства. Известен, например, циркуляр войскового атамана Войска Донского, генерал-лейтенанта Денисова, от 2 декабря 1818 года: «...в землях Войска Донского открываются случаями разного рода металлы, окаменелые деревья, также чрезвычайной величины кости, доказывающие древность обитания здесь народов... Я вменяю в обязанность в станицах — станичным правителям, а гг. помещиков прошу как о таковых, так и о тому подобных редкостях разведывать, и где ныне имеются или впредь найдутся, сохранять, а меня об оных уведомлять с подробным объяснением, в чем именно редкость их заключается».
В 1831 году вышел даже указ Николая I о собирании «древних примечательных произведений », который, однако, никак не повлиял на методы кладоискательства, которые применялись бугровщиками.

Собака не роскошь, а средство передвижения!!!
Shtusha
Уже как свой
Группа: Администраторы
Сообщений: 231
Награды: 10
Репутация: 3
Статус: Offline
 
ГДЕ КЛАДЫ ЗАРЫТЫ?

Немало кладов было спрятано в разных тайниках в годы революции, когда многие состоятельные люди бежали из России за границу. Надеясь
на скорое возвращение, они прятали свои сокровища — зарывали их в фамильных парках, замуровывали в стенах особняков. По-видимому, большинство этих сокровищ так и осталось там в ожидании владельцев, которых давно уже нет в живых.
Иногда можно подумать, что клады, действительно, не даются тем, кто пытается искать их, и сами выходят на тех, кто о них и не помышляет.
Копал, например, человек огород, рыл котлован и вдруг — россыпь монет! Как-то строители меняли пол в ленинградском универмаге «Гостиный
двор». Лом ударился о твердый предмет... Металлический кирпич, на нем номер и какие-то буквы. Всего выкопали восемь таких «кирпичей».
Оказалось — золотые слитки, и потянули они на 128 килограммов.
Согласно закону, рабочим выплатили четвертую часть суммы, в которую был оценен клад.
Время от времени газеты печатают сообщения о такого рода находках. Вот некоторые из них:
«Хинислынский клад».
«Два клада сельджукских монет».
«Динар Мухаммеда Туглака».
«Находки римских денариев в Курской и Воронежской областях».
«Кизикины села Орловки»
«Баратынский клад византийских серебряных монет».
Но очевидно, что немало кладов скрыто в земле до сих пор. Белые пятна еще не открытых сокровищ останутся, видимо, навсегда. Непредсказуемы ни топография будущих находок, ни количество, ни их содержание — такова уж особенность этих замечательных памятников прошлого.
В отличие от планомерных археологических исследований, где колонки цифр в сметах отражают более или менее точно прогноз открытий, планируемых специалистами, находка клада — дело Случая...

Собака не роскошь, а средство передвижения!!!
Форум » Клады и кладоискатели » Кладоискательство » КЛАДОИСКАТЕЛЬСТВО В РОССИИ
Страница 1 из 11
Поиск: