Меню
Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
Страница 1 из 11
Форум » Клады и кладоискатели » Кладоискательство » КЛАДОИСКАТЕЛЬСТВО В НОВОМ СВЕТЕ
КЛАДОИСКАТЕЛЬСТВО В НОВОМ СВЕТЕ
Shtusha
Уже как свой
Группа: Администраторы
Сообщений: 231
Награды: 10
Репутация: 3
Статус: Offline
 
ВСЕ НАЧАЛОСЬ С КОЛУМБА

Открытие и завоевание стран Нового Света — одна из наиболее трагичных и кровавых страниц мировой истории.
В 1492 году Христофор Колумб открыл неизвестные земли — Багамские острова, Кубу и Эспаньолу, позже названную Санто-Доминго и затем
переименованную в Гаити.
Вдохновенные рассказы Колумба и его спутников об изобилии золота и жемчуга в открытых ими странах воспламенили воображение разорившихся испанских дворян, купцов и разного рода искателей приключений. Многие из них подались в конкистадоры.
Конкистадоры (буквально «завоеватели») — так назывались испанские дворяне, получившие разрешение от правительства на захват заморских территорий во имя испанской короны с обязательством делиться добычей с казной. Чаще всего конкистадорами становились разорившиеся идальго, стремившиеся разбогатеть за счет жестокого грабежа «туземцев», которых они затем обращали в христианство. Современник эпохи завоевания епископ В. Лас-Касас так охарактеризовал испанских конкистадоров: «Они шли с крестом в руке и ненасытной жаждой золота в сердце».
В 1495 году испанское правительство нарушило договор с Колумбом и разрешило всем кастильским подданным переселяться в заморские
земли с обязательством неукоснительно пополнять королевскую казну двумя третями добытых сокровищ.
Закованные в латы, изрыгающие огонь из кремневых ружей, восседающие на лошадях, дотоле неведомых в Новом Свете, испанцы внушали
панический ужас аборигенам, нещадно грабили коренных жителей Америки, истребляя их десятками и сотнями тысяч.
На американском материке — в Мексике, Панаме, Перу и Чили завоеватели обнаружили баснословно богатые залежи золота и серебра. Здесь
взорам нищих идальго явились такие сокровища, которые им даже и не снились. Например, когда Кортес в 1519 году высадился в Вера-Крус, индейцы, помимо множества золотых и серебряных украшений, преподнесли ему в дар два золотых блюда величиной с колесо телеги...
Страсть к нажине заставила испанцев преодолеть неприступные горы, непроходимые джунгли и болота Центральной и Южной Америки. Они не
останавливались ни перед чем. По своим масштабам эта золотая лихорадка превзошла все последующие — калифорнийскую лихорадку 1849 года, австралийскую — 1852, трансваальскую — 1885 и клондайкскую — 1896 года.

Собака не роскошь, а средство передвижения!!!
Shtusha
Уже как свой
Группа: Администраторы
Сообщений: 231
Награды: 10
Репутация: 3
Статус: Offline
 
В ПОИСКАХ ЛЕГЕНДАРНОГО ЭЛЬДОРАДО

Испанские конкистадоры Эрнандо Кортес и Франсиско Писарро захватили баснословные богатства, сокрушив государство ацтеков в Мексике
и империю инков в Южной Америке. О том же мечтают и другие конкистадоры: разве сокровищами инков и ацтеков исчерпано золото Нового
Света? Во многих районах тропической Америки испанцы слышат рассказы о «золотом человеке», правящем сказочно богатой страной. Каждое утро этот человек «пудрит» свое тело золотым песком и каждый вечер погружается в воды священного озера, чтобы смыть золотую «пудру» и смолу, благодаря которой она держится на теле. При этом в воду бросают и другие драгоценные дары.
Да и само дно озера выложено золотыми плитами вперемежку с изумрудами.
Понятно, как разгорелись аппетиты завоевателей.
«Золотой» по-испански звучит как «эль-до-радо». Так конкистадоры стали называть легендарного «золотого человека», а затем и всю страну,
которой он правил.
Вера в Эльдорадо была столь велика, что нашлись даже очевидцы, якобы сами посетившие эту страну и ее столицу, носящую то же название.
Из джунглей частенько возвращались обезумевшие от болезней и голода неудачливые авантюристы из первых отрядов завоевателей континента.
Они рассказывали, что главный город страны целиком построен из драгоценной яшмы, золота и серебра, а жители волшебного города сгибаются под тяжестью украшений и изумрудов величиной с куриное яйцо. Фанатики, вышедшие из леса, добавляли, что жители страны, напуганные нашествием иноземцев, начали прятать свое золото в тайники, ибо это был металл, посвященный Богу Солнца.
Эльдорадо очаровало и захватило воображение многих странствующих рыцарей, бродяг и авантюристов.
В XVI, XVII, XVIII веках тысячи людей искали сказочные сокровища золотой страны.
В ее поисках они прочесывали горы и джунгли Южной Америки, переносили неимоверные лишения, гибли от болезней, нездорового климата и отравленных стрел воинственных индейцев, но не нашли ни самой страны, ни ее столицы, города Эльдорадо. Лишь много лет спустя удалось приоткрыть завесу тайны, окружающей страну золота.
В Северо-Западных Андах, на территории нынешней республики Колумбия, с незапамятных времен жили племена индейцев, говорившие на
языках чибча. Одно из этих племен, муиски, достигло высокой степени развития культуры. Ко времени испанского завоевания муиски создали
несколько государств; самым главным из них была Богота (так называлась и столица этого государства, передавшая свое имя столице Колумбии).
Муиски, как и все индейцы чибча, поклонялись силам природы. Выше всего они почитали солнце и воду. А потому в их честь совершали торжественную церемонию. Верховный жрец, бывший и повелителем страны, с ног до головы покрывался золотым песком и в лучах восходящего солнца погружался в воду священного озера, а затем в озеро бросали ожерелья, кольца, статуэтки, блюда, сделанные из чистого золота и украшенные изумрудами.
Церемония устраивалась редко, при восшествии на престол очередного царя-жреца. Фантазия сделала эту церемонию ежедневной.
Обряд муисков и алчность любителей наживы и породили мифическую страну золота, Эльдорадо.

Собака не роскошь, а средство передвижения!!!
Shtusha
Уже как свой
Группа: Администраторы
Сообщений: 231
Награды: 10
Репутация: 3
Статус: Offline
 
СОКРОВИЩА «ПОЗОЛОЧЕННОГО ЧЕЛОВЕКА»

Однако озеро, куда муиски бросали свои драгоценные дары, — не выдумка. Этим озером является озеро Гуатавита, лежащее в кратере потухшего вулкана на западе Колумбии.
Государство чибча-муисков завоевал в XVI столетии испанский конкистадор Хименес де Кесада.
Он первым узнал от индейцев, что на дно Гуата виты бросали драгоценные золотые дары. И первым попробовал достать их со дна озера.
...В 1536 году молодой испанец Гонсало Хименес де Кесада возглавил экспедицию из 875 солдат, чтобы двинуться на поиски Эльдорадо. Его
армия выглядела живописно и воинственно.
Вождь был выряжен в черный вельветовый камзол, расшитый серебром; на его голове поблескивал стальной шлем. Офицеры щеголяли в роскошных одеяниях из пурпурного шелка и в широких шляпах, увенчанных залихватскими султанами.
Солдаты — громилы как на подбор — были закованы в железо.
Марш по джунглям Южной Америки, а потом через высокогорные перевалы Анд, однако, показался им настоящим адом. Блестящее войско растаяло наполовину: солдаты умирали, болели и дезертировали.
Павлиньи наряды вождя и офицеров превратились в лохмотья.
Через несколько месяцев у измученных конкистадоров появилась снова надежда. Одна из многочисленных стычек с индейцами принесла им ДОбычу в виде изумрудов и золотых украшений.
Это разожгло аппетиты завоевателей и придало им сил. Но из 875 солдат к тому времени уже осталось только 200 жалких, недобитых вояк, которые походили на нищих.
На вершинах Анд, касающихся облаков, в современной Колумбии, дорогу им преградила армия индейцев из племени чибча-муисков. Битва
была короткой, но отчаянной. Индейцы со своими копьями и пращами не могли одолеть испанцев, вооруженных аркебузами; конкистадоры одержали победу.
В стране чибча лежит озеро Гуатавита, обрамленное отвесными скалами. Испанцы разбили там лагерь и бросились грабить индейцев, отбирая у
них все золото. Когда его больше не стало, завоеватели начали пытать индейских вождей, требуя, чтобы они сказали, где спрятаны предполагаемые золотые сокровища. Но единственным ответом, который они получали от несчастных, подвергнутых пыткам, был жест, указывающий на глубины озера; именно там якобы находилось все золото племени.
Как-то утром под звуки флейт и барабанов к озеру с пением стала приближаться танцевальным шагом длинная процессия индейцев. В самом
центре шествия несли паланкин, в котором восседал король племени.
Па берегу короля высадили из паланкина, раздели догола, намазали смолами и густо обсыпали золотым порошком. Позолоченный человек, блестя на солнце, вошел в лодку, выплыл на середину озера и нырнул в воду.
Через некоторое время он появился на поверхности, уже смыв с себя золото, и вернулся на берег. Индейцы громкими возгласами приветствовали короля. И тут испанцы были ошеломлены: в конце обряда посыпался обильный дождь из различных золотых драгоценностей — ожерелий, диадем, браслетов, колец и брошей, добытых из тайников. Все эти сокровища пошли на дно озера.
В основе ритуала — как узнали испанцы через переводчика — лежала старая легенда индейцев чибча. Было это очень давно: король Сима посадил на кол любовника своей жены, а ее заставил есть его тело. Жена, обезумев, схватила дочку и бросилась в озеро, где с тех нор живет рядом с новым супругом — пернатым змеем.
Прошло много времени, но каждый год — так говорится в песне жрецов — короли племени чибча по традиции ныряют в озеро, чтобы жертвами
из золота и изумрудов вымолить прощение за ужасный проступок своего предка.
Этот обычай существовал уже несколько столетий. Но удивительнее всею было то, что чибча не имели золотых россыпей. Золото они получали
от соседей в обмен на картофель, кукурузу, фасоль и прежде всего — изумруды, которых было очень много в их горах. Изумруды индейцев чибча путем обмена доходили до народа кокле в Панаме и даже до Мексики, где в руки Кортеса попал прекрасный изумруд величиной с утиное яйцо.
В поисках сокровищ испанцы как-то раз зашли в селение Тунха, лежавшее на восток от озера Гуатавита. Они увидели там необычное зрелище.
Над завалинками индейских хижин висели большие золотые листы, тонкие, как бумага. На ветру золото раскачивалось, издавая нежные звуки, напоминающие арфу.
Жрецы носили золотые серьги исключительно тонкой работы и диадемы, в которые были воткнуты разноцветные перья. Все жители украшали
свои одежды изумрудами величиной с грецкий орех. С носов у них свисали огромные золотые украшения, закрывая губы и придавая их голосам странный металлический оттенок.
Два года шныряли конкистадоры по этой стране, грабя индейцев. По словам Хименеса Кесады, они собрали столько золота, что могли бы им заполнить большую комнату до самого потолка, кроме того, захватили 1185 очень ценных изумрудов.
В феврале 1539 года разнеслась весть, что приближается какая-то неизвестная испанская армия.
Оказалось, что ею командует Себастьян де Беналькасар, бывалый конкистадор, сильный, отчаянный авантюрист, в жилах которого текла огненная мавританская кровь. В Анды его тоже заманила легенда об Эльдорадо.
Жизнь Беналькасара была полна приключений.
Начал он ее погонщиком ослов. Однажды осел попал в трясину, и это так разозлило Беналькасара, что он убил его одним ударом кулака. Боясь наказания, он убежал в Кадис, где нанялся на корабль, отплывавший в Америку.
Бродя по Южной и Центральной Америке, он, в 1534 году, узнал от индейского пленника о «позолоченном человеке» и немедленно пустился в
путь, быстро собрав отряд отчаянных головорезов.
Две армии остановились одна против другой в полной боевой готовности. Стычка вот-вот уже должна была произойти на глазах индейцев, как
вдруг, к их неописуемому удивлению, из джунглей показалась третья армия, состоявшая из испанских оборванцев на тощих, измученных лошадях. Возглавлял это войско рыжебородый немец Николаус Федерман из города Ульма, агент тех, кто получил во владение от германского императора Венесуэлу. Прослышав о золоте племени чибча, Федерман двинулся во главе отряда из 400 солдат на запад, борясь с воинственными индейцами и малярией.
Стычки и болезни до такой степени опустошили отряд, что, когда он появился у озера Гуатави-та, в его рядах насчитывалось только 100 совершенно изможденных смертников.
После долгих и напряженных переговоров конкистадоры решили отказаться от вооруженной борьбы, а вопрос о том, кто будет господствовать
над племенем чибча, передать на рассмотрение испанского императора. Однако прошли годы, все они умерли в Испании, так и не дождавшись решения монарха.
Союз, заключенный разбойниками, обернулся против индейцев чибча. Ограбленные, закованные в кандалы и обреченные на рабский труд, они вскоре полностью вымерли. Конкистадоры захватили все украшения и, не считаясь с их художественной ценностью, переплавили в золотые слитки.
Но оставались еще сокровища на дне озера.
В 1580 году купец из Лимы Антонио Сепульве-да приобрел право поднять их наверх. К делу он приступил весьма оригинально. Купец взял
несколько сот индейцев и приказал им вырубить в скалистом берегу канал, чтобы спустить из озера воду. Вскоре на берегах показался
черный ил, в котором, как изюминки в тесте, виднелись бесчисленные золотые украшения и изумруды.
Однако дно озера имело форму глубокой воронки, и чтобы добраться до самой середины — ведь именно там находилась основная часть сокровищ, — уровень воды следовало понизить еще больше. Тем временем, когда Сепульведа извлек из озера прекрасный скипетр, усыпанный изумрудами, капиталы его исчерпались. Императорские чиновники конфисковали найденные сокровища, а сам Сепульведа умер в приюте для нищих.
Драгоценности, которые он добыл, ныне хранятся в музее Колумбии, вызывая всеобщее восхищение.
Из колумбийских архивных документов мы узнаем, что на протяжении XVII и XVIII веков предпринималось очень много попыток извлечь из
озера сокровища чибча. Но с помощью технических средств того времени невозможно было настолько осушить озеро, чтобы добраться до самого глубокого места воронкообразного дна, туда, где лежала большая часть сокровищ.
В XIX веке это дело снова приобрело широкую известность благодаря немецкому географу и путешественнику Александру Гумбольдту, который еще в молодости мечтал отыскать сокровища Эльдорадо.
В 1801 году он прибыл в Боготу, где организовал экспедицию на озеро чибча. Знаменитый путешественник составил точную карту озера и
подсчитал, что на дне должно находиться не менее 50 миллионов золотых украшений.
В 1912 году в Англии для эксплуатации озера было основано акционерное общество с капиталом в 30 тысяч фунтов стерлингов. Современные искатели золота решили полностью осушить озеро и с этой целью переправили на мулах через Анды мощные паровые насосы.
Через несколько недель напряженного труда озеро превратилось в маленький пруд, лежащий на целых 12 метров ниже своего обычного уровня.
Из густого зловонного ила рабочие индейцы выгребли лопатами невероятное количество золотых украшений и изумрудов. Казалось, что
озеро будет вынуждено, наконец, отдать столь ревниво оберегаемую сокровищницу. Но на солнце ил мгновенно высыхал, застывая как бетон, и здесь даже новейшая техника оказывалась бессильной.
Англичане были вынуждены прекратить работы.
Так сотни тысяч, а может, и миллионы, золотых изделий огромной исторической и художественной ценности продолжают лежать в глубинах
озера Гуатавита. Нет сомнений, что в ближайшем будущем их снова попытаются извлечь с помощью новейших технических методов. Но теперь,
при современном состоянии науки, они уже не станут жертвой бессмысленной алчности авантюристов, не будут переплавлены в золотые слитки; под заботливой опекой археологов они окажутся в музеях мира, прославляя гений погибшего племени чибча...

(Зенон Косидовский. Когда солнце было богом. — М.: Наука, 1991)

Собака не роскошь, а средство передвижения!!!
Shtusha
Уже как свой
Группа: Администраторы
Сообщений: 231
Награды: 10
Репутация: 3
Статус: Offline
 
«ЛА ЛУС ДЕЛЬ ОРО! — СВЕТ ЗОЛОТА, СЕНЬОР!»

Жителям перуанских Кордильер хорошо знакомо одно странное физическое явление: в сумерки по горным тропинкам, как змея, проскальзывает зеленоватый или белый огонек. Иногда светящийся столб неподвижно стоит на одном месте, временами образуется корона над вершиной утеса.
Ученые не пришли к единому мнению о природе этого свечения, но перуанцы скажут вам, не задумываясь: «Ла лус дель оро! — Свет золота,
сеньор!»
«Ла лус дель оро!» — точно указывает место, где спрятаны сокровища, но коварный дьявол мешает успешным поискам. Суеверные люди всячески стараются отогнать дьявола, кто молитвами, кто заклинаниями, кто «святой водой».
«Где золото — там и дьявол, сеньор!» — говорят перуанцы, но это напугает только местного жителя. Менее щепетильного гробокопателя — европейца или американца — это не испугает.
«Он копает по ночам, — с ужасом будут говорить о нем индейцы, — он дружит с самим дьяволом...»
«Ла лус дель оро!» — и тысячи авантюристов отправятся хоть на край света за золотом, войдут в девственные леса Гвианы, Венесуэлы и Бразилии.
Легенды, которыми богат этот край, рассказывают о десятках покинутых городов с несметными сокровищами под руинами...

Собака не роскошь, а средство передвижения!!!
Shtusha
Уже как свой
Группа: Администраторы
Сообщений: 231
Награды: 10
Репутация: 3
Статус: Offline
 
«УАКЕРОС»

В пустынных местностях от Кито до Куско можно увидеть десятки тысяч ям, похожих на норы.
Это следы охотников за сокровищами — «уакерос». Поколения людей, начиная от первых испанцев и португальцев, искали и ищут здесь золото инков, запрятанное от алчных конкистадоров.
Вряд ли среди жителей Перу найдется человек, который бы не слыхал о спрятанных и вновь найденных сокровищах. Еще бы, об этом каждый
день пишут перуанские газеты, в которых, например, можно прочесть такие объявления: «Полиция города Куско ищет вора, присвоившего ценные археологические находки, обнаруженные в руинах древнего города инков, раскопки которого производятся близ деревни Вилкабамба...»
Кто же эти люди, «уакерос»?
Само слово «уакерос» происходит от «уака», что на языке индейцев-кечуа означает «святыня», «святилище», которыми может быть и древнее захоронение.
«Уакеро» — значит человек, занимающийся поисками и раскопками «уак», т. е. кладоискатель, но и «осквернитель святынь».
Ученые с предельно горькой усмешкой сами признают, в каком смешном положении они оказываются из-за «уакерос». Полчища этих предприимчивых осквернителей могил насчитывают в своих рядах в несколько тысяч раз больше «активистов », чем отряды историков прошлого.
Все сведения археологи получают из земли.
Ведь их не случайно называют историками, действующими лопатой. PI вот для этого главного рабочего инструмента археологов ныне нет работы.
Ее нет потому, что земля на месте поселений индейцев еще до прихода археологов перекапывается кладоискателями так, что ученым (по выражению одного из них) остается лишь укусить себя за руку, чтобы не завыть от обиды. «Археологическая саранча» в поисках кладов с золотыми сокровищами работает весьма оперативно, вскрывая десятки тысяч могил, подкапываясь под храмы и пирамиды, разрушая до основания сотни ценнейших памятников старины.
Чтобы иметь сведения о важных и редких находках, присвоенных бесчисленными и бессовестными соперниками археологов, последние вынуждены завязывать дружбу с полицейскими и таможенниками, иметь своих платных осведомителей на черном рынке, заводить картотеки на частные собрания. Только таким образом, а не путем раскопок, они часто получают информацию о новейших открытиях второй половины XX века.

Собака не роскошь, а средство передвижения!!!
Shtusha
Уже как свой
Группа: Администраторы
Сообщений: 231
Награды: 10
Репутация: 3
Статус: Offline
 
ИНТЕРВЬЮ, ВЗЯТОЕ У ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО «ГРОБОКОПАТЕЛЯ»

Чтобы лучше представить себе, как работают «уакерос», познакомимся с интервью, взятым французской журналисткой Клод Малуа у одного
из них.
...Он даже симпатичен, этот человек, избравший своей профессией столь экзотическое и опасное ремесло грабителя могил. Подвижное, загорелое лицо покрыто густой сетью морщин («Солнце. Проклятое солнце!» — улыбается он), голубые с прищуром глаза. Его имя Робер Вернье. Этот человек с дипломом археолога, полученным в университете в Дордоне, совсем недавно вернулся в Париж.
— Что вы делаете в Париже?
— Продаю то, что я там нашел. Мои покупатели — это спекулянты, прежде всего антиквары. Я знаю их, они — меня. ...«Там» — это Бокас дель Торо, район на границе Панамы и Коста-Рики, где под сплошным покровом тропических джунглей одни лишь ядовитые гады, ягуары и оцелоты.
— Как вы могли жить и раскапывать могилы в том зеленом аду, где человек быстро погибает?
Особенно белый...
— Привычка.
...Мне рассказывали, что редко кто осмеливается проникнуть в этот затерянный район, который невозможно найти на карте, и те редкие
смельчаки, кто туда попадал, быстро исчезали в сельве.
— В Сан-Хозе мне говорил о вас Луис Хартман.
...Старик Хартман. Вероятно, мало через чьи либо руки проходило столько золота, сколько через его. В свое время он продавал его килограммами, как другие продают мясо. Глядя на этого человека, можно сразу было увидеть в нем настоящего авантюриста: стальной блеск глаз, нездешний загар, которому позавидовали бы модницы на Лазурном берегу, решительное и волевое лицо человека, не признающего компромиссов и полумер.
Человек-волк, как его зовут многие из коллег по ремеслу. Десять его сыновей — точная копия отца.
Они тоже профессионалы, от отца к сыну.
— На всем свете существует всего 10—15 человек, которые знают о Бокас дель Торо.
— Вы думаете вернуться туда?
— Разумеется.
...Рано или поздно, так же как и два его приятеля-«могилыцика» Федерико и Фаустино, отправившихся на поиски сокровищ (один погиб от
укуса страшной жарараки, другого разорвал ягуар), этот человек найдет свою собственную могилу в Бокас дель Торо.
— Вы заявляете властям о найденных вами сокровищах?
Он посмотрел на меня с изумлением.
— Насколько я знаю, такие люди, как я, не состоят в списках налогоплательщиков.
...Проходить каждый день по двенадцать часов, часто сутками находиться без еды, спать на земле под дождем или в давящей тишине тропической ночи, которую на части разрывает рев ягуара...
Неужели все это нужно, чтобы стать богатым? Робер поднялся, подошел к темному, красного дерева бюро, вытащил небольшую картонную коробку.
— Смотрите.
Перед моими глазами — калейдоскоп украшений, золотых крабов, сосудиков, разрисованных орнаментами из птиц, змей, пауков, ящериц (будто вся фауна сельвы собралась на них), фигурки, кольца, резные драгоценные камни. Находки, которые сделали бы честь любому археологическому музею мира и которые, увы, теперь я точно знаю, уже навсегда потеряны для археологии, истории и искусства. Вряд ли знали индейские жрецы и полководцы, что их украшения будут красоваться на груди какой-нибудь богатой баварской бюргерши или голливудской кинозвезды...
От такого количества золота зарябило в глазах.
Даже на неискушенный взгляд, стоимость этой коллекции исчислялась в несколько десятков тысяч долларов.
...На секунду мы отвлечемся и вспомним Музей золота в Боготе, пользующийся всемирной славой. Посетителей специально впускают в первый
полутемный зал, чтобы затем они вошли в следующий, освещенный яркими лампами. И здесь... Вас внезапно освещает блеск тысяч золотых
предметов — фигурок, подвесок, ожерелий, щипчиков, носовых украшений и много такого, чему не знаешь названия. Это великолепное наследие древних индейских культур, процветавших до прихода испанцев.
Вот молодая французская парочка, отпущенная состоятельными родителями в свадебное путешествие.
Соотечественники Робера Вериьо смотрят влюбленными глазами не друг на друга, а на золотой плотик с десятью маленькими фигурками
в одной большой.
Некогда подобные ему курсировали в здешних реках и даже выходили в океан, перевозя золото из Перу в Мексику и обратно. Гид объясняет: «Испанцы искали золото и пряности, но когда они увидели индейцев с золотыми украшениями, то позабыли о пряностях». — «А как же индейцы?» — вопрошает кто-то из толпы туристов. — «У них вырывали золото из ноздрей и ушей, священные могилы их предков были разграблены, и они его прятали. Видя, что работы с желтым металлом вызывают только грабежи и убийства, индейцы перестали изготовлять золотые ювелирные изделия.
Они постарались навсегда забыть это проклятое ремесло... И когда испанцы награбили золота сколько могли, они заставили индейцев работать в рудниках. Когда те вымерли от непосильного труда, из Африки ввезли черных невольников...
И до сего дня индейские племена не хотят говорить о золоте, они даже боятся произносить это слово. Рассказывают, что далеко в снежных
горах, дважды в год, во время зимнего и летнего солнцестояния, они исполняют свои ритуальные танцы в золотых масках...»
Музей золота принадлежит Банку республики Колумбия и хорошо платит, поэтому он получает ежегодно сотни тысяч от вскрытия гробниц, не
разграбленных испанцами. Гид объясняет: «Золото— это проклятие Колумбии. Если же в гробницах находят керамику и прочие изделия, их выбрасывают или за бесценок продают туристам.
Однако именно эти самые вещи наполняют нас гордостью за прошлое страны. Это — шедевры, сделанные руками индейцев, и они заставляют
«белых» относиться к ним с уважением. Возможно, именно археологические открытия заставят правительства наших стран сохранить немногих
из оставшихся индейцев от вымирания...»
...Из задумчивости меня вepнул голос хозяина квартиры.
— Ну как? Нравится? Теперь вы понимаете меня?
— спросил владелец сокровища, чтобы как-то разрядить тягостное молчание и оправдать себя.
— Вы фотографируете раскопки?
— Конечно, некоторые мои тщеславные или недоверчивые клиенты требуют «вещественных доказательств ». Боятся подделки...
В его словах прозвучала насмешка над ними.
— Вот одна из фотографий, правда, для того чтобы ее сделать, я бы мог далеко не ездить...
...Лопата в руке, грязная сырая рубаха, баскский берет на голове (по словам хозяина, он лучше всего защищает от солнца), обросший, постаревший...
Да, сомнений быть не могло, снимок сделан в Бокас дель Торо.
— Сколько европейцев занимаются вашим ремеслом?
— По-моему, в наших краях — я один. По крайней мере, — тут он криво усмехнулся, — мне б ы так хотелось.
— У вас есть сын, не думаете ли вы, что и он когда-нибудь займется вашим ремеслом?
— Рано. Ему всего двенадцать лет, а «уакеро» — так у нас зовут людей моего дела: «уака» — могила, значит — «могильщик» — вовсе уж не такая легкая профессия. Но она сделает из мальчика мужчину... Впрочем, ему надо учиться. Наша профессия требует немалых знаний в истории, археологии, этнографии.
— Давно вы стали «уакеро»?
С 1955 года. Тогда мне было двадцать семь лет. Я путешествовал по Центральной Америке, делал пометки в дорожном блокноте, хотел написать книгу. Именно тогда я понял, в чем мое призвание.
Добывать золото! Это слово витало в воздухе, когда я разговаривал с индейцами под Копаном, Паленке, Ушмалем, повсюду... Оно и здесь, в этой комнате, в каждом ее углу, в большой картонной коробке с драгоценностями.
...Людей, занимающихся поисками и раскопками захоронений, я уже встречала ранее. Однажды в Колумбии я даже поехала с ними в район
Магдалены, что находится на севере страны. Все вместе мы искали, копали, потели, находили только кости и обломки керамики, которые выбрасывали, сетовали на неудачу, принимались за раскопки вновь. И вдруг... о чудо! Носовая подвеска тайронской культуры, существовавшей сотни лет назад. Неплохо, но немного. А мои компаньоны стремились найти могилу вождя ИЛИ жреца.
Золотая вещь из их могил, вроде подвески на груди, могла бы им всем троим обеспечить безбедное существование в течение десяти лет!
«Мы живем надеждой и гордостью, — часто говорил старший из «могильщиков». — Я не мог, работая на фермера, послать семерых детей в
школу. А теперь моя жена счастлива, у нас есть радио и вентилятор...» — «Но разве здесь нет запрещения на раскопки могил?» — «Нет, если они очень старые. Это почетная профессия — «уакерос». Сейчас есть даже профсоюз с разрешения Министерства труда...»
В это время группа, работающая неподалеку от нас, находит в могиле настоящее сокровище весом в 3 фунта, которое, вероятно, продадут местному музею или приезжему дельцу по антиквариату.
На юге, в районе Нариньо, раскопанный золотой предмет весом в 10 фунтов как раз при мне был куплен таким человеком из Нью-Йорка... А мои «охотники за могилами» роют длинный туннель, пытаясь «зацепить» захоронение, «процеживают» могильную почву, но находят лишь глиняный сосуд.
Откладывают в сторону. Сегодня им не везет, но неудачный день не повергает их в уныние. Завтрашний день может принести клад в облике золотого клыкастого ягуара, такого, какой недавно объявился в Музее золота в Боготе. И такая находка, вероятно, сможет дать 50 тысяч долларов при все возрастающих ценах на желтый металл...
Я вновь перехожу к разговору с Робером Вернье:
— В каждой могиле вы находите золото?
— Нет. Бывает, что иной раз работаешь неделями, как вол, и ничего не находишь. В прошлом году, например, я работал в компании двух сыновей старого Хартмана. Открыли две могилы: в своей они нашли много утвари и украшений, даже золотого орла весом в полкилограмма. Это было великолепное украшение, стоимостью во много тысяч долларов. Я же ничего не нашел...
— Очевидно, в таких случаях удачу и неудачу вы делите поровну, не правда ли?
— Никогда! Наш девиз — каждый за себя! Кооперирование — политическое слово, и его не существует в словаре «уакерос»... Правда, через несколько дней повезло и мне.
...Вернье — «дикий уакеро» и не входит в профсоюз «гробокопателей». Как он только что сказал, ему это ни к чему. Что поражает в подобных
людях — это жажда золота, ради которого они готовы на все: переносить любые лишения, рисковать своим здоровьем, своей и чужой жизнью.
Золото их опьяняет, дает им силы на новые поиски. Золото — их жизнь, их кумир.
— Есть ли еще районы в Центральной Америке, где существуют древние захоронения?
— Да, район Чирики, но он легкодоступен и могил уже разграблено. Конечно, там можно найти что-либо, но это даже не оправдает затрат на дорогу. Слишком много развелось в последнее время любителей легкой наживы. К тому же мода на всякую антикварную дребедень требует все больше и больше товаров.
...Робер редко отправляется на поиски археологических сокровищ с компаньонами, чаще всего он работает один — ждет, когда подрастет сын.
— Так проще, не нужно заботиться, если кот то укусила змея... К тому же каждый компаньон — конкурент, а в джунглях, вы сами понимаете, это к добру не приводит... Слышали, наверное, о Кинтана-Роо?
...В тех местах каждый день гремят выстрелы, ночью перестрелка затихает: противники меняют позиции, отдыхают, при свете «летучих мышей» изучают карту местности, на которой им придется водить друг друга за нос, продолжая старую итальянскую игру в полицейских и воров. Местность эта называется Кинтана-Роо, и ее вряд ли найдешь на карте Мексики. Южный отдаленный пограничный район знаменит не только своими «сухими» джунглями, кишащими змеями и коварными американскими «эль тигрес» — ягуарами.
Он еще знаменит и своими овальными холмами с каменными квадратными плитами на вершине: под каждой из них — свеженький, неразграбленный клад, целое состояние. «Кинтана-Роо объявлена на осадном положении, и туда введены войска », — сообщала в 60-х годах одна центральная американская газета.
Эта информация была не только экзотической страничкой из жизни южноамериканской сельвы, она явилась и сигналом для грабителей могил:
прежде чем разбогатеть — вооружайтесь. Ведь путь сюда для белых «уакерос» начинался в США (Флорида), морем через Мексиканский залив, и заканчивался ночной высадкой где-нибудь на пустынном побережье Юкатана, в стороне от маршрутов кораблей мексиканской береговой охраны.
Но это долгий, опасный и утомительный маршрут только для новичков, на последние деньги купивших «билет в ад». Более опытные асы археологической контрабанды не станут подвергать себя подобному риску, они предпочитают другой маршрут, более короткий и безопасный — воздухом и с «чистыми» документами в кармане...
Как заявил директор Национального института археологии и истории доктор Эусебио Дивалос, комментируя «события в Кинтана-Роо», «для защиты наших многочисленных археологических объектов понадобилось бы по крайней мере по охраннику на каждый район. По некоторые из них расположены в таких глухих джунглях и настолько обширны, что для их охраны необходимо несколько человек. В нашем распоряжении сейчас только тысяча человек, которых мы можем использовать для охраны самых ценных объектов ».
И гремят выстрелы в Кинтана-Роо...

Собака не роскошь, а средство передвижения!!!
Shtusha
Уже как свой
Группа: Администраторы
Сообщений: 231
Награды: 10
Репутация: 3
Статус: Offline
 
«ПОЮЩИЕ» СОСУДЫ ВИКУСА

...В 1962 году ни одном из восточных отрогов Сьерра-Викус (север Неру) крестьяне проводили нивелировочные работы — осваивали склоны горы для террасового земледелия. Бульдозер начал снимать верхний пласт земли и провалился в глубокую яму. При этом открылись старые шахтные канавы, похожие на высокие прямоугольные камины, поставленные вертикально, один к другому.
В одном случае их глубина достигала 7—8 метров, в другом — до 15 метрон. В каждой из этих шахт были найдены глиняные сосуды удивительных форм, расписанные сочными, живыми красками, масса всевозможных изделий из металлов: медные церемониальные чаши, кубки, навершия жезлов и посохов, височные и носовые кольца, серьги, браслеты, щиты, нагрудные пластины и даже медицинские пинцеты — видимо, одни из древнейших в мире. Многие из находок были покрыты тончайшим слоем золота, некоторые — сделаны из золота целиком.
Естественно, в Латинской Америке в таких случаях археологи ставятся в известность в последнюю очередь. Могилы были тщательно присыпаны землей, а работы на этом участке прекращены.
Но только не ночью! Ночью местность оживала: темные силуэты людей скользили к месту раскопок из ближайших деревень, узкие лучики
фонарей выхватывали из темноты лихорадочно блестевшие глаза, бледные, напряженные лица, в кровь исцарапанные руки, прижимавшие к груди очередные находки.
Прибывшие в Викус из столицы, куда просочилась весть об открытии, профессиональные грабители могил «уакерос» с помощью нанятых крестьян застолбили участки и повели раскопки, при этом несколько человек погибли под обвалом, смешав спои кости с «тиерра дель муэрто» — «землей мертвых» древнего Викуса.
Рассказывают и о таком забавном случае (он стал известен прессе в 1964 году), когда перуанская полиция по настоятельным требованиям археологов вплотную занялась выяснением адреса многих уникальных предметов культуры Викус.
Этот случай связан с одним, пожалуй, самым удивительным и уникальным объектом раскопок — с фигурными сосудами Викуса. Впрочем, вот как все произошло.
...В одну из безлунных летних ночей, в которую, как говорят местные крестьяне, появится дьявол, да ты его не заметишь, два новичка-гробокопателя искали свое счастье, обрабатывая очередную шахтную могилу. И хотя неподалеку в поте лица трудились их коллеги, новичкам было не по себе: тесная душная яма, могила, ночь, золото — а где золото, там уж непременно бродит дьявол... Одним словом, парням было не до шуток, а тут еще жара, духота. Кто-то из них, подхватив со дна могилы кувшин со страшной физиономией когда-то жившего горбатого и одноглазого субъекта, полез наверх по лесенке к роднику за свежей, ломящей зубы водой. Напившись сам и наполнив сосуд, «уакеро» вернулся к раскопу и спустил на веревке вниз физиономию одноглазого владельца могилы.
Ничего еще не зная о свойствах подобных сосудов, его приятель припал губами к горлышку и начал жадно пить воду. И вдруг могила огласилась жуткими звуками, целые рулады леденящих кровь звуков, усиленные резонансом пустой могилы, обрушились на головы бедных «уакерос». Сосуд пел, даже кричал, низким, вибрирующим голосом!
Вряд ли стоит объяснять, что произошло дальше. Когда поднятая на раскопах паника улеглась и убежавшие «уакерос» осторожно вернулись
к могилам — они думали, что наконец-то полиция пронюхала об их запретном бизнесе и устроила облаву, — то бедняга, что находился внизу,
тронулся умом. Ведь ему никто не спустил лестницу, чтобы он выбрался наверх, а его приятель бежал первым. Говорят, сейчас он доживает свои дни где-то в психиатрическом приюте, при монастыре отцов-доминиканцев, и страшно боится темных безлунных ночей.
Что касается поющих сосудов Викуса, то в 1964 году они демонстрировались на первой небольшой выставке культуры Викуса в Лиме. Все предметы, выставленные на стендах, были взяты на время из частных коллекций. Сотни шахт к тому времени были разграблены, находки распроданы любителям старины как у себя в стране, так и за рубежом.
Исчезнувшая цивилизация Викуса чуть было не исчезла совсем, на этот раз окончательно...
А удивительные фигурные, или «поющие», сосуды Викуса, так напугавшие кладоискателей, оказались расписанными красками снаружи и изнутри — отсюда и еще одно название: «двойные сосуды» — и снабжены через целую систему каналец в теле сосуда многоголосыми свистящими приспособлениями, настроенными каждое на определенную ноту. Вода, выливаясь из сосуда, гнала поток воздуха по канальцам и заставляла сосуд «петь» на все голоса, от простых однотонных звуков до сложных мелодий древнего исчезнувшего народа. «Двойной» поющий сосуд, таким образом, становился своего рода автоматическим воздушно-водяным органом, древним «магнитофоном» с одной определенной мелодией, заданной раз и навсегда его создателями.

(Г. Босов. Сильбо Гомера и другие. — М.: Детская литература, 1985)

Собака не роскошь, а средство передвижения!!!
Форум » Клады и кладоискатели » Кладоискательство » КЛАДОИСКАТЕЛЬСТВО В НОВОМ СВЕТЕ
Страница 1 из 11
Поиск: