Немного выше погоста Вепри, при впадении Васильевки в Вепрейку, расположено сельцо Юдинки, в котором сохранилась интересная усадьба. Выстроена она во второй четверти XIX в. и даёт редкую возможность понять архитектурно-бытовую эстетику "дореформенного" поколения. Это было время последней вспышки любви к усадьбе. Тенденция ухода в частную жизнь, к замкнутости, к изоляции, к отказу от общественной жизни стали определяющими явлениями русской действительности после разгрома Декабрьского восстания. Дворяне всё чаще стали уезжать за границу и в разоряющиеся усадьбы. Здесь их окружала классицистическая архитектура дворянских гнёзд, лишённая державного, столичного величия, призванная напоминать о гуманистических идеях эпохи Просвящения, эстетических и нравственных идеалах "осьмнадцатого века".



Взаимосвязь дворянской культуры с эстетикой классицизма была сильна. В этом причина того, что переход к эклектике в архитектуре русской усадьбы произошёл гораздо позднее, чем в дворцовом и городском строительстве. Вплоть до середины XIX в. классицизм не сдавал своих позиций в усадебной архитектуре; скорее, сама усадьба, экономически подорванная кризисом феодального строя, сдавала их. Не то что строить, поддерживать создание прародителями было не под силу разорявшимся помещикам. Строящаяся усадьба, подобная Юдинкам, была в то время настоящей редкостью.
В облике Юдинок до сих пор существуют отголоски планировки конца XVIII - начала XIX в.. К югу от дома сохранились остатки регулярного парка, к северу - парадного двора. Но странно, типичные планировочные элементы классицистической усадьбы при её перестройке в 30-40-х годах XIX в. стали анархонизмом. Это первый признак того, что здесь поздний классицизм приобрёл какойто иной оттенок. Достаточно взглянуть на двухэтажный дом с кирпичным нижним и деревянным верхним этажом, чтобы понять: от прежней стройной системы стиля сохранились лишь те элементы, которые в той или иной степени связаны с сентиментализмом XVIII в. и свидетельствуют о стремлении к идилличности быта, неся в себе черты романтизма, личных вкусов и пристрастей владельца. И всё же при всей своей значительности изменения честичны и не затрагивают основных структурообразующих элементов стиля (фасадности, ордера, осевой компазиции). Сохранилась симметрия целостного объёма с двумя ризалитами, центр композиции главного фасада выделен аркадой, на которую в пределах второго этажа опирается портик, несущий мезонин с треугольным фронтоном. Но уже чуть сильнее "вырезан" руст, чуть контрастнее выявлено поэтажное членение, чуть чаще поставлены деревянные лопатки, придавшие каркастность всему объёму. Архитектура дома, лишившись пафоса монументальности и парадности, обрела уют человеческого жилья, который "наполняет" всё ещё не изменённую анфиладную планировку дома с центральным корридором, филенчатыми дверьми и кирпичными, украшенными пилястрами и архивольтами печами, превращая неприкосновенные парадные комнаты во "вседневные".



В пространственном построении усадебного дома ведущее место принадлежит формам, связующим архитектуру с природным окружением. Широкие округлые лестничные всходы, украшенные бриллиантовым рустом, ведут на открытую терассу с портиком и изящной балюстрадой. Отсюда. как с видовой площадки. открывается чудесная романтическая картина, очерченная "рамой" высоких деревьев. Она не велика и сапостовима с интерьерами дома; на траве зелёной "гостиной", подобно расставленной "уголками" мебели, группами высажены кусты сирени и акации. Могучие экземпляры ели и осины, будто колонны, организуют пространство. Тропинка, проходящая между ними, сбегает к зарастающему пруду, сильно приближенному к дому. В тёмной воде с изумрудными пятнами ряски отражается вся усадьба - художественная модель давно исчезнувшего мира.
Прикрепления: 8723243.jpg(24Kb) · 9652531.jpg(21Kb)

Идёшь по полю, пинаешь бревно, ботинки слетели, но тебе всё равно. Катушкою водишь туда и сюда, таких ….., как я до…..