Меню
Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
Страница 1 из 11
Форум » Достопримечательности нашего края » Барские усадьбы, деревни, сёла, поселенья » Егнышовка
Егнышовка
Admin
Всемогущий
Группа: Администраторы
Сообщений: 232
Награды: 3
Репутация: 99
Статус: Offline
 
Гибель русских усадеб с их неповторимым обликом - одна из трагедий русской культуры. Нет статистики этих потерь. На территории Алексинского района от многих усадеб не осталось даже руин (Першинская усадьба князя Н. Н. Романова, усадьба Стечкиных в Плутнево, Бобрищевых-Пушкиных в Коростино и др.). Многие дворянские усадьбы были колыбелью дворянских родов, представители которых являлись образцом патриотизма, чести и достоинства русского человека.

К числу подобных дворянских родов нашего района относится семья Бобрищевых-Пушкиных.

Род Бобрищевых-Пушкиных ведёт своё начало от Радши. Об этом писал в статье "Родословная Пушкиных" великий русский поэт. Правнук Радши назывался "Пушка", а его правнук получил прозвище Бобрище, сына же его называли Бобрищевым-Пушкиным. Он был сокольничим и ловчим при Иване Грозном. Внук первого Бобрищева-Пушкина, Спиридон, являлся родоначальником алексинских Бобрищевых-Пушкиных. В семейном придании этого рода бытовала легенда о том, что на месте села Егнышовка хозяйничал рабойник Егныш, который грабил проходившее по оке суда. Много лет алексинский воевода не мог поймать этого разбойника. Но однажды приближённому к воеводе Бобрищеву-Пушкину удалось захватить Егныша. В награду за это ему отдали землю, на которой прежде хозяйничал разбойник. Сюда были поселены крестьяне, давшие начало деревне Егнышовка.

Бобрищевым-Пушкиным принадлежали земли деревни Колюпаново (Колюпановка): "..а по правую сторону от устья той же речки Сукромны вверх речки Сукромны поместная земля деревни Колюпановки Григория да Ивана да Фёдора Михайловых детей Бобрищевых-Пушкиных".

Сергей Павлович Бобрищев-Пушкин родился в 1760 г. В конце XVIII в. он, будучи военным, жил в Москве. Однажды в церкви он встретил Наталью Озерову. Молодые люди вскоре поженились. Сергей Павлович в Егнышовке построил большой дом с мезонином. Удобное расположение многочисленных комнат, с отдельными входами, было расчитано на проживание многодетной семьи, какой и являлась семья Бобрищевых-Пушкиных. В середине нижнего этажа - большая зала с колоннами и двумя выходами: один на крыльцо, ведущее на двор, и второй на большой балкон, ведущий в сад. На балконе висел большой колокол, звоном которого сзывали к обеду и ужину. В комнатах стояли диваны, кресла, стулья из красного дерева, выполненные крепостными мастерами. В чулане под лестницей находился люк, через который можно было спуститься в подземный ход, ведущий к крутому обрыву.

В семье Бобрищевых-Пушкиных было много детей. Старший Николай родился в 1800 г., через три года появился Павел.

Идёшь по полю, пинаешь бревно, ботинки слетели, но тебе всё равно. Катушкою водишь туда и сюда, таких ….., как я до…..
Admin
Всемогущий
Группа: Администраторы
Сообщений: 232
Награды: 3
Репутация: 99
Статус: Offline
 
В 1812г. имение в Егнышовке превратилось в своеобразный штаб по обороне Оки. Отставной полковник С. П. Бобрищев-Пушкин принял командование 4-ым Казачьим полком Тульского ополчения. Братья-подростки оказались в гуще событий грозного времени.

Оба брата получили прекрасное образование, обучаясь в пансионе при Московском Университете, а затем в школе колоновожатых. Школа готовила штабных офицеров и давала своим питомцам основательные знания по математике, топографии, военной истории, инженерному исскуству.

Братья с юных лет проявили склонность к поэтическому творчеству. Наиболее одарённым был Николай, произведения которого публиковались в журналах "Вестник Европы", "Сын отечества". Его перу принадлежали стихи: "Довольствие и спокойствие", "Счастье уединённой жизни", "Утро в деревне". В них поэт размышлял о смысле жизни, о назначении человека. Творчество Н. С. Бобрищева-Пушкина имеет очень много общего с творчеством Ф. Д. Бестужева, Н. Н. Гнедича. Особое внимание Николай Сергеевич в своих стихотворениях уделял красоте Окского края:

В блистательной красе прозрачная река,
Медлительно течёт, чуть плещет в берега,
Сверкает из-за гор - и, новыми красами,
Гордясь, любуется окрестными лугами,
Дрожащие лучи бесчисленных огней,
Как злато, движутся по зеркалу зыбей -
Великолепная; приближась полосою
Катится - легкая серебряной дугой
До мест, где ближний бор, удвоившись в струях,
Нахмуренным челом склонился на водах...

Павел Сергеевич - автор ряда басен: "Волк и две лисицы", "Слепой и зеркало", "Лисица секретарь", "Шахматы". В басне "Брага" речь идёт о необходимости предоставления народу большей свободы, т.к. в противном случае неизбежны потрясения государства мятежами и восстаниями:

А если бы крестьянин был умней
И сколько надобно дал браге бы свободы, -
И сам с бы с брагой был был для праздничных он дней,
И бочки разорвать не довелосьбы ей,
своё всегда возьмёт закон природы.

В 1820 г. братьев перевели на службу в штаб Южной армии, где они вступили в тайное общество. Члены общества часто встречались по вечерам на квартире у П. И. Пестеля. В январе 1823 г. в Киеве состоялся съезд будущих декабристов, на котором были утверждены главные положения основного програмного документа Южного общества, составленного Пестелем и получившего похднее название "Русская правда". Перед самым арестом П. И. Пестель передал "Русскую правду" Н. А. Крюкову, поручив надёжно спрятать её, а в случае крайней опасности сжечь. За Н. Крюковым велась слежка, поэтому он переправил "Русскую правду" в деревню Кирнасовку, где братья Бобрищевы-Пушкины спрятали бымаги под полом своей хаты, а затем в более надёжное место.

В январе 1826 г. братья были арестованы и доставлены в Петербург. Верховный суд определил вину братьев по разному. Николай был осуждён по 8-му разряду государственных приступников, Павел менее строго - по 4 - му и приговорён к ссылке на каторжные работы сроком на 8 лет, а потом пожизненное поселение. Одновременно они лишались дворянства, прав, состояния, чинов и наград.

Братьям предстояла разлука: Николай сослан в 20-ти ссылку в Якутск, Павел был отправлен в Читинский острог. Эта разлука особенно повалияла на Николая. Приговорённый к сылке, он в сопровождении двух жандармов преодолел путь в девять тысяч км. до Среднекамска, состоящего в то время из нескольких юрт, церкви, дома исправника и казармы инвалидной команды. Попав в заполярную глухомань, Николай старался не падать духом и даже прислал брату бодрое письмо со стихами:

Вы не печальтесь обо мне,
Друзья мне сердцем и душою;
Я не знаком ещё с тоскою,
Живя изгнанником в стране...

Идёшь по полю, пинаешь бревно, ботинки слетели, но тебе всё равно. Катушкою водишь туда и сюда, таких ….., как я до…..
Admin
Всемогущий
Группа: Администраторы
Сообщений: 232
Награды: 3
Репутация: 99
Статус: Offline
 
Но выдержал он недолго. Измученный тоской, Николай совершил побег, но был схвачен и отправлен по распоряжению царя на поселение в Туруханск. Живой, гордый и легко ранимый, он не выдерживает уготовленных ему испытаний: психический надлом перерос в неизлечимую душевную болезнь. Николая поместили в троицкий монастырь в 30 киллометрах от Туруханска, затем он был переведне в Еничейский спасский монастырь, Енисейскую городскую больницу и, наконец, в 1831 году в дом умалишённых города Красноярска.

Участь младшего Бобрищева-Пушкина, Павла, менее трагична - он был в коллктиве единомышленников, который во многом определил его жизнь и в последующие годы. В глубокой Сибири действовала знаменитая "каторжная академия", в которой Павел Сергеевиччитал лекции по высшей и прикладной математике. В артели, созданной декабристами, он не однакратно изберался главой-хозяином. Это доверие ему оказывали за сметливый ум, за умение создать благоприятную нравственную, эстетическую атмосферу в очень непростом коллективе декабристов. Вся его жизнь была выражением любви к ближнему и помощи нуждающимся. Хороший математик, воссторженный поэт, столяр и портной самоучка, он всячески старался быть полезным. В 1833 году Павла Сергеевича перевили на поселение в Красноярск, где он мог навещать в больнице своего брата. Через шесть лет отцу декабристов Сергею Павловичу удалось выхлопатать разрешение о переводе Павла и Николая в Тобольск.

Много времени Павел Сергеевич отдает врачеванию. На его счету множество спасенных тобольцев во время халерной эпидемии. Помогал и лечил больных он безвозмездно, хотя сам едва сводил концы с концами, так как в первые годы пребывания в Сибири помощь из дома, хоть и малая, но была, а после смерти родителей её не стало.

В 1856 году братья вернулись на родину. Им разрешено было проживать в селе Коростино Алексинского уезда в бывшем имении их матери, перешедшем к брату Петру Сергеевичу. Здесь же жила их не замужняя сестра Мария Сергеевна, долго и упорно хлопотавшая об освобождении братьев-декабристов.

Ранее Коростино принадлежало известному учёному, агроному и писателю, нашему знаменитому земляку А. Т. Болотову, а затем было продано Озеровым (родителям матери декабристов) и в последствии досталось в приданное Наталье Озеровой. Это имение во многом уступало Егнышевскому: леса были далеко, рядом с домом не было ни речки ни пруда. Единственной радостью являлся большой старинный сад, в конце которого красовалась липовая аллея, посаженная А. Т. Болотовым.

Живя в коростино, Павел Сергеевич редко выезжал, по-прежнему лечил крестьян, занимался межеванием крестьянских и помещичьих земель. Здоровье его становилосб все хуже, угасало зрение. В марте 1857 года он получил изсестие, которое вызвало у него странную смесь сладкой горечи и отчаяния: Н. Д. Фонвизина, его близкий друг, к которой он испытывал в душе давнюю любовь, выходила замуж за его хорошего старого друга декабриста И. И. Пущина. "Только ты меня не покидай, - писал он любимой женщине, - а то для меня это будет невыносивое горе: у меня, одинокого, только и приюта, что твоя дружба". В 1856 году он поедит в Москву навестить овдовевшую Наталью Дмитриевну. Там он почувствует себя хуже, заболеет, сляжет в постель. Последние минуты своей жизни он проведет на руках этой необыкновенной женщины, связавшей свою жизнь с судьбой декабристов. Павел Сергеевич похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище.

Идёшь по полю, пинаешь бревно, ботинки слетели, но тебе всё равно. Катушкою водишь туда и сюда, таких ….., как я до…..
Shtusha
Уже как свой
Группа: Администраторы
Сообщений: 231
Награды: 10
Репутация: 3
Статус: Offline
 
Николай Сергеевич постоянно жил в Коростино, он на шесть лет пережил своего брата. Его жизнь была описана литератором Сергеем Стечкиным, который в детстве много раз встречал декабриста и имел возможность наблюдать за ним. «Безумный декабрист» — так называется повесть, посвященная памяти Н. С. Бобрищева-Пушкина. Автор отмечает много странностей и достоинств этого человека. Николай Сергеевич постоянно ходил в поношенном сюртуке, подпоясавшись трехцветным шарфом (знак достоинства депутата «Всероссийской республики»). Постоянно носил большой старый дождевой зонтик, на остром конце которого был прикреплен проволочный крест. Это служило для него «походной церковью», Николай Сергеевич терпеть не мог чиновников, исправника, станового, полицейского и увидев их, он сейчас же раскрывал зонтик, как бы укрывался в своей «походной церкви». Иногда он ездил в Егнышевку к своим родственникам, но чаще всего в Плутнево к знакомым Стечкиным. К хозяйке дома, Любови Николаевне, он питал безмолвную, преданную юношескую любовь. «Когда появлялась моя мать, Николай Сергеевич подходил с приемами стародавней кавалерственности, расшаркивался и целовал ручку. А иногда вручал букетик полевых цветов или пучок клубники, собранной по дороге...»,5— писал С. Стечкин. Занимался переводами из Расина и Корнеля. Умер Николай Сергеевич в 1871 г., похоронен на родовом Коростинском кладбище, как и усадьба, не сохранившемся до наших дней.

Кроме декабристов, в семье Сергей Павловича было шесть сыновей и три дочери. Один из братьев Петр Сергеевич, жил постоянно в Коростино. «Это был очень честный, прямой, немного суровый человек. Крестьяне говорили, что он был справедливым, дрался редко и, если уж стукнет, то крепко, но за дело...».6 Именно у него нашли пристанище братья-декабристы. Их родовое имение Егнышевка по праву должно было перейти к старшему, Николаю. Но живший в имении Михаил не захотел вернуть родовое гнездо «безумному декабристу» и остался там хозяином. Юрист по образованию, Михаил Сергеевич, начал карьеру мировым судьей, а кончил тайным советником, часто живя в Москве и Петербурге.

Семья у Михаила Сергеевича была большая, хозяйничать он совершенно не умел, и имение постепенно приходило в упадок, ветшал дом. После смерти Михаила Сергеевича Егнышевка переходит к его сыну Владимиру, который, чтобы развязаться с картежными долгами, продает имение московскому купцу Алексееву — двоюродному брату К. С. Станиславского.

В начале 1900 г. старый дом, простоявший более 100 лет, был разобран новым владельцем и на этом месте был выстроен каменный дом в стиле ампир. Одноэтажное здание с возвышающимся открытым бельведером-беседкой. В центре главного фасада — арочный портик из двух старинных колонн, на которые опиралась арка мезонина, где была устроена лоджия. Перед домом находилась ровная терраса с изящной балюстрадой. К ней вела каменная лестница с фигурами львов. В этом доме часто гостил основатель Московского художественного театра К. С. Станиславский со своей труппой. Во второй половине 20-х годов XX в. здесь был открыт один из первых в Тульской области дом отдыха. Во время Великой Отечественной войны здание было разрушено. До наших дней сохранились часть парка, некоторые хозяйственные постройки.

Собака не роскошь, а средство передвижения!!!
Форум » Достопримечательности нашего края » Барские усадьбы, деревни, сёла, поселенья » Егнышовка
Страница 1 из 11
Поиск: